Популярные посты


Счетчики


Rambler's Top100
Fuza.ru » Анекдоты Истории » Забавные истории

Забавные истории

Тридцать

 

…Говорят, первоапрельская шутка – лучший подарок к Новому Году. Каждый мой день рождения первый тост – за чувство юмора моего папы…

Серое зимнее утро, мерзкий будильник. Шевелюсь, не открывая глаз. Храп рядом умолкает. Сонно-нежное – «с днём рождения, любимая». И потом – будешь кофе? Конеш буду, спрашиваешь!
Дальше – кофе, и глупые смешные детские разборки, и звонки по работе… Муж пошел в магазин, пришел – ставит сумки и что-то прячет в тубзик… Кошу под дурочку, типа не слышу, как они шушукаются… Заваливаются кучей и орут:
– Хэппи бёздэй ту ю! – муж с огромным веником роз, дети - каждый с букетом тюльпанов.
И я постепенно заражаюсь праздничным, чем-то новогодне-днёфрожденьевским, эйфорическим. Как в детстве на мой день рожденья – запах мандаринов и хвои… Ура, - прёт из меня впервые за последнее время, - жизнь прекрасна! Дети, кто со мной наряжать ёлку?!
Но жизнь переменчива, иногда молниеносно переменчива. Вот с чего мой муж взял, что я буду рада? Если он с нашей бригадой, вернувшейся с объекта (все, как один,  интеллигентные и непьющие) засядет на кухне водку в мою честь жрать?! Охренительно!.. Дети мерзавцы с десяток игрушек разбили уже… Хорошо, ёлку не уронили… Подрались опять… Ползаю по полу, не обращая внимания на драку, выковыриваю из ковра разноцветные осколки, глотаю слёзы и матерюсь про себя. Господи, ну за что? Ну почему дети не могут хоть иногда слушаться?! Почему мужику надо именно сегодня собирать эту шваль и поить их?! Ну какого хрена?!.. Даже выпить не могу, мне за руль ещё…
И мысли уже – четвёртый десяток пошел… Ощущаю себя – вообще на все семьдесят…

В кабачке, где уже не первый год мы с девицами пьянствуем мою днюху, мы сидим, тянем вино, говорим, смеёмся, выходим иногда потанцевать. Мы видимся нечасто. Мы смеёмся, вспоминая Строгановских преподов и наши студенческие байки, смеёмся, обсуждая наше горе – наших мужей. Мы смеёмся, даже когда разведенная Кэт рассказывает, как её бывший настойчиво просится обратно, но денег на ребёнка упорно не даёт. Мы живы, пока мы смеёмся…
Тем временем за соседний столик приземляются три дятла, жутко провинциальных, только что не в трениках. И к нам:
– Пойдемте, говорят, кататься. У нас внизу лимузин.
Мы ржём тихонько: лимузин – три сваренные между собой ржавые копейки? Господи, да сидите вы, отдыхайте, ну не нужно нам вашего кокетства, у меня вот горе серьёзное – тридцатник… Но апофеозом ржача в этот бёздник стала их фраза:
– Поедемте, - говорят, - мы вам МОСКВУ ПОКАЖЕМ!..
Четыре женских трупа, беззвучно трясясь, сползли под стол.

Уже на улице Жорина рассказала, что когда она в своё тридцатилетие вывалилась из ресторана с подругами, их гулять на Воробьёвы горы ангажировали. Жорина, будучи женщиной яркой, крупной, решительной и по профессии циничной (она реаниматолог), снисходительно отшила – мальчики, мы уже выросли из того возраста, когда по воробьёвым гуляют. На что местный принц поизучал её с полминуты и выдал – да?, ну тогда поехали сразу трахаться…

Все мы давно уже взрослые, и знаем много матерных слов, и камасутру освоили… У нас дети, их двойки, проблемы на работе и между собой.
Но вот на контрасте к Жоринской истории…

Звонит мне тут подружка Лилька, поздравить. Пьянку она пропустила – уехала в Приэльбрусье храм расписывать. Одна девица в бригаде из шести художников. Вот что щас все сразу подумали? Ага. Пьянство и групповуха. Фигвам, вы Лильку не знаете! Говорим про то да сё, как они живут там в монастыре, как трое ребят из их кампании её капризы наперегонки выполняют,  «пасут» её, что б она наедине ни с кем из них не осталась. Рассказывает про заводилу их бригады – кросавчек, остроумен как черт… Гуляли, говорит, с ним по Ессентукам, таки вдвоём… И шёпотом добавляет: мы с ним целовались. Пауза. И ещё тише: ВЗАСОС!
Занавес...
Вот скажите честно, вы слово такое когда последний раз слышали?
А ей между прочим тоже тридцать…
Я вот думаю – пока есть вульгарные мы и возвышенные Лильки, мир будет вертеться. Вот если одной из граней не станет, тогда наступит конец света… А ещё есть злобные детишки, большие и забавные мужья, любящие жены со сковородками… Пусть вертится.
За этой чертой полярного круга – тридцать – тоже есть жизнь…

 

Не ройте ям

 

Моя родная контора не перестает поставлять хаханьки. Мне тут подумалось – я ведь готов работать и бесплатно, лишь бы наблюдать этот паноптикум ежедневно. Ведь смех это здоровье, а здоровья много не бывает.
Небольшое отступление – я чесcна говоря скотинка. Нет, я на самом деле переживаю за голодных детей в Африке и даже судьба затравленной матери-одиночки Бритни меня за сердце трогает. Но хуже всякого наркотика, меня колбасит от возможности устроить какую нить пакость окружающим. Обычно нетравмоопасную - обходится все без переломанных костей и вызовов скорой помощи. Но карволольчик изредка народ попивает.

Вот и 13-го черт меня дернул выкинуть одно из своих коленцев. Народ уже начал как то привыкать к силуэтам, нарисованным на полу мелом. И что возле головы этого силуэта краской кровь очень натурально изображена, гильзы вокруг валяются с номерками и весь офис желтой лентой перетянут. Как то их подобные изыски уже не пугают и работу офиса по утру не приостанавливают. Пришлось опустить уровень креатива чуть пониже, но повысить эффективность.
Так вот, офис навострился праздновать Старый Новый. Руководство расценивает мини-корпоративчики в офисе как положительное мероприятие, способное сдружить весь коллектив. Бред конечно, где вы видели, к примеру, дружественных маркетолога и бухгалтера? Серб с хорватом братья навек, ага. Но, тем не менее, к 4-рем часам была привезена в контору всякая снедь и водка. Причем по народной русской традиции – закуска в аккуратненьких небольших корзиночках, водка – ящиками.
Не буду утомлять вас подробностями самого действа. Все как у всех, стандартно до жути. Официоз в начале, подхалимаж в середине … а дальше выползающие наружу тщательно скрываемые темные стороны души человеческой. Небольшая драка, кого-то потом отправили домой. Повизгивающие, щипаемые за выпуклости сотрудницы. Пьяный ржач. Танцы, которые в обязательном порядке надо аборигенам в Африке показывать, нехай оттачивают мастерство.

И это веселье идет мимо меня. Я на корпоративчиках не пью. После одного случая, когда тоже не смог совладать со скрытыми во мне демонами. Итог кружения демонов на до мной был плачевным – сидел на коленях у жены босса, самому боссу в тот момент втирал, что он хоть и латентный, но все-таки гомосексуалист. Пьяная драка по дороге домой, любимый белый костюм в грязные лоскуты, причем сами лоскуты были в чем то, подозрительно напоминающее оливье. Ну и приказ о моем увольнении на утро ессно. Вы бы после такой череды событий на корпоративках водочку кушали? Вот то то и оно!
Сижу, скучаю и смотрю как последние, самые выносливые доны и жуаны, лихо распустив гастуки до потных пупков, лихими ястребами, на четырех костях ползают реют над незамужними сотрудницами. Ибо замужние уже свой втык получили и были эскортированы злыми половинами до дому. Босс тоже засобирался и попросил меня быстренько всех разогнать, проследить, все ли погашено и выключено.
Не особо церемонясь (одел, развернул, подтолкнул) я разогнал последних любителей куража и офисной романтики, оставшись один на один с охраной и результатами застолья.

Хех, озарение пришло внезапно. Надо ж мне как то отомстить за душераздирающий перфоманс, который моему светлому оку, устроили наши сотруднички. Вы хоть раз трезвым сидели, посреди пьяной в уматинушку толпы коллег? Угу, травма психологическая жуткая просто, я после таких сцен по полгода пить не могу. И так, что мы имеем? Практически нетронутый ящик водки. Это плюс. Плюс к чему? К уютно пристроившемуся диспенсеру с водой на весь офис. Снимаю здоровую бутыль, всю воду выливаю и заливаю угадайте что? Правильно – беленькую! Завтра ломанется народ с похмельца да на водопой – и на те вам, подарочек от Старого Нового Дедушки Весельчака. Ибо вчерась вы все были плохими мальчиками и девочками.

Подготовив пакость проспал всю ночь сном иезуита, выполнившего свой долг – миролюбиво спалив ну как минимум полтыщи еретиков. Встал пораньше, пораньше прибыл на работу, взял в руки стаканчик кофе и начал наблюдать. Первой пришла финдир. Такая дамочка среднего возраста, любящая кошек и цветы в горшках. Но видно – мадам штормит, мадам ненавидит себя за вчерашнее и мадам явно стыдно за «ой, то не вечер, то не вечер», который она исполняла сам на сам, но периодически всех звала подключаться. Мадам прошла в кабинет, вышла с кружкой, налила ТЕПЛОЙ водки и опустила туда чайный пакетик. У меня – выдержка как у буддийского монаха. И мускул на лице не дрогнул. Далее была немая пантомима – мадам делает глоток. Глаза мадам покидают орбиты (внутри меня ну просто взрыв ликования), мадам не говоря ни слова, идет в туалет. Выливает ТЕПЛУЮ (почти горячую) водку, приходит и наливает из бойлера холодную!!! И также без слов уходит в свой кабинет. Кстати, «ой то не вечер то не вечер» затянула она минут через 20 только. И как человек может себя столько сдерживать?

Следующими жертвами пали водители. У них каждое утро чайная церемония и дай то Бог ее прервать. Те тоже хлебанули и тут пошел мат! Ну как им теперь за руль садиться!? Второй департамент выпал из рабочего процесса. Еще несколько сотрудников пали жертвой это милой шутки, но не видел никого, кто бы не допил налитое в кружке. Не вылил ни один! Потом к бойлеру недоверчиво подошел завхоз, налил … понюхал … накатил. Ушел к себе, вернулся с бутылью воды, поменял бутыли. Пузырь с водкой утащил к себе в кабинет. Скоро к «ой то не вечер» добавилось лихое «по муууурамской дороге» из завхозного кабинета. Вернулись водители, налили, понюхали. Пошли в кабинет завхоза «на голос». Вернули и поменяли бутыль. Опять потянулась вереница страждущих, видимо уже «на запах».
К приезду босса, одна половина коллектива была в стельку, вторая половина трясущихся трудящихся им люто завидовала. Босс налился яркой краской, пообещал найти и уволить шутника. Но остановить этот бедлам даже боссу было не по силам. И родилось поистине соломоново решение – продолжить гульбище, но с отработкой полного рабочего дня в субботу.
Вот скажите, нахрена я это сделал? Теперь меня окружает толпа коматозников (а вы как думаете, нехило их должно было развести на старые то дрожжи?) и я, честно говоря, не знаю КАКИМИ силами, я справлюсь с результатом своей невинной шалости. Бросить все как есть я тоже не могу. Как вы поняли – я парень ответственный, но мстительный. Кстати, никто не подскажет, как им завтра отомстить то? Но чтоб больше без последствий .

 

 

Сказка про мышА

"Поймали мышА, и ебём неспеша." (Поговорка)

- Ну, сколько еще нам тут вялиться, Хмурый? Пойду хоть тусанусь на морозе, кости разомну.
- Сиди, сказал! Ждем в машине. Паси за подъездом. Еще раз дернешься – я тебе эти кости переломаю.
Тон Хмурого не допускал возражений. Да и весь вид его говорил – с таким спорить, что с трактором бодаться. В натуре – «хмурый».
Его напарник – молодой парень по кличке Штемп, раздраженно мотнул головой и в который раз закурил. Увидев, как глянул на него некурящий Хмурый, чуть приоткрыл окно и выпустил дым в морозный воздух.
- Да… Четвертый час сидим. – Штемп снова затянулся. – А вот у меня прикол был как-то по жизни! Сидим мы так с пацанами…
- Помолчи! Твое дело – клиента пасти. Упустишь – Граф тебя за яйца подвесит.
- Да? А тебя? Не подвесит?
- Меня – нет. Я – водила. Привез, увез.
- Водила… Не больно разговорчивый ты для водилы. Дал бог подельничка на Новый год… Рассказал бы тогда сам чего. А то, в натуре, скучно. Не празднично. И этот штемп еще где-то отморозился…
- Что тебе рассказать?

- Да что хочешь! Чтобы время побыстрей бежало. Сказку хоть, какую. Гы! Новогоднюю. Я в детстве жуть как сказки любил слушать. Я с бабкой жил. Бывало, бабка моя…
- Сказку? – Неожиданно перебил его Хмурый – А что, расскажу.
- Да ну? Ну, давай, трави. Только я их столько от бабки своей слышал.
- Эту не слышал.
- Ты что, в натуре расскажешь сказку? Ну ты, Хмурый , прикольный штемп! Никогда не знаю, что от тебя ждать.
- Так что, рассказывать?
- Валяй, трави.
- Короче. Жил пацанчик. Ну, понятно, не один – с паханом, матушкой. Жили не мармеладно, батя бухал конкретно. Матушку бил по пьяне, пацана гонял. Туда-сюда, короче – сел. Откинулся, а дома – хуже, чем в камере. Из мебели – шконка, стол и табуретка. Пацан подрос, скоро в школу пойдет, а жена совсем никакая, вот-вот крякнет.
- Нихрена у тебя сказки, Хмурый. Андерсен, в натуре.
- Короче, мужик понял что дела стремные, кинулся жену спасать. Не бухает, на работу устроился грузчиком – больше никуда не берут после зоны. Да сосед – завмаг, помог. Бабок на врачей угробил немеренно, поназанимал, братва подогрела . Только без понту все. Померла жена.
Остался он один с пацаненком. Похоронил жену, забухал с горя. Очнулся – два месяца пробухал. Дома – шаром покати. Пацана то соседи подкормят, то на улице выпросить что. Бутылки собирать научился, сдавать.
Сел мужик в хате пустой, глянул вокруг – схватился за голову и завыл в голос. А сынишка подошел к нему, обнял и говорит: «Не плачь, бать! Сегодня ж праздник. Новый год». А дома-то нету ни хрена. Ну, мужик говорит: «Все сынок, я теперь в завязке наглухо. Будем с тобой жить по-людски». Пошел, надыбал где-то буханку хлеба, кусок колбасы и пацану бутылку лимонада и мандарин. И подарок пацану принес – варежку старую, а в ней мыша.
- Мыша?
- Ну, мышонка. Маленького такого. Пацанчик обрадовался. В натуре – настоящий Новый год! С паханом, с подарком и даже с лимонадом. А утром мусора пришли. Пахан, оказывается, весь хавчик праздничный у бабки какой-то на улице отобрал. Его снова закрыли.
- А пацан?
- Пацан под шконкой сныкался, его мусора не заметили. Пахану новый срок. А пацаненок сидит вдвоем с мышом, буханку хлеба делят. В детдом неохота. Наслушался рассказов, знал – вилы там. Но жрать нечего. А он последние крошки мышу отдает. Заснул. Просыпается, глядь – а на полу червонец! Пацанчик даже не поверил сначала, думал – сон. Потом все ж поднялся, взял чирик в руке, а он – в натуре, настоящий.
- Ничего себе, тема! Ну-ну! Дальше то что?
- А дальше ништяк. Пошел пацан, купил хавки, пожрал от пуза. Утром просыпается, а на полу снова червонец. Пацан в чудеса не верил с рождения и решил вычислить, откуда такой приход ему. Всю ночь не спал, а под утро мышь убежал. Возвращается – червонец тащит.
- Ого! Так мышь этот волшебный, типа, был?!
- Ну, типа того. Короче, стал тот мышь ему каждый день по червонцу тягать. Пацан зажил нормально. Соседи смотрят – что за дела? Откуда семилетний пацаненок бабки берет? А он мурый мальчонка был, задвинул им такую тему. Типа тетка помогает, сестра пахановская. Те смотрят – в натуре, приходит тетка, нормальная, не буцалка. Глухонемая только. Но пацана понимает. Пацан сыт, обут, одет. В хате мебель стала появляться. Видно, что все под присмотром. А это и не тетка была. Мальчонка прикинул, что если он без присмотра будет, то его в детдом заберут. Нашел бабку глухонемую, объяснил ей, что паханы его часто уезжают, и ей надо будет приходить два раза в неделю и в хате убираться, а он ей по рублю платить будет. Та и ходит.
Первого сентября оделся в школьную форму, положил в ранец книжки мамкины и мыша, и пошел – типа в школу. Так и жил. Бабки на жизнь постоянно были, утром уходил с портфелем – короче, все как у людей.
Через три года откинулся пахан. Думал – сын уже давно в детдоме. А тому уже десять и живет он в полном шоколаде. Пахан в непонятках – откуда бабки? Пацан сначала молчал, потом признался про мыша. Пахан прикинул – ништяк дела. Каждый день по червонцу – это ж триста рэ в месяц! И работать не надо. Забухал он, кайфует от жизни. Глухонемую по пьяне раз так напугал, что она больше приходить не стала. Дружков стал водить, баб каких-то сявок. Хорошо, мозгов хватило про мыша не рассказать. Только стало ему червонца в день не хватать . Стал он пацаненка бить, чтоб денег больше было. Тот ему говорит: это ж не я, это мышь. А откуда он тягает бабки, как не пытались проследить, так и не смогли. Тогда, стал пахан мыша мучать. Уши ему изрезал, хвост ножницами обкорнал. Думал, тот больше станет тягать. А получилось наоборот. Стал мышь червонцы таскать такие изгрызанные, что толку от них никакого. У пахана конкретно крыша съехала. Пацаненка замордовал совсем. А однажды допился до белочки и стал за мышом с топором по хате бегать. Чуть не зарубил его, пацан успел схватить мыша. Только руку убрать не успел, и пахан палец ему отрубил.
Хмурый надолго замолчал.
- А дальше что?
- Дальше? Дальше – пацан с мышом в кладовке закрылся. Пахан всю дверь топором изрубил, а потом угомонился и заснул. Пацаненок просидел там всю ночь в ужасе, а утром вышел, подошел на цыпочках к спящему отцу и воткнул ему в грудак кухонный нож.
- Серьезный пацанчик оказался. Видать, достал его папаня. А дальше что?
- Дальше – мусора, специнтернат. А когда через несколько лет к соседу-завмагу с обыском пришли, под полом тайник нашли полный бабок. В основном – червонцы. Оттуда мышь их и таскал.
- Смотри-ка, какое животное умное! А с мышом что?
- Откуда я знаю? Сказка…
Штемп с удивлением уставился на неожиданно умолкнувшего подельника и вдруг заразительно засмеялся.
- Гагага!!! Сказка! Ну ты, Хмурый, в натуре, забавный штемп!...
- Тихо, придурок! Клиент вышел! Пошел, быстро!
Штемп выскочил из «девятки» и быстрым шагом двинулся по заснеженной дорожке навстречу вышедшему из подъезда мужчине в длинном пальто. Подойдя почти вплотную, он быстро выхватил из глубокого кармана куртки ствол с длинным глушителем и несколько раз выстрелил. Мужчина удивленно глянул в лицо своей смерти и медленно повалился на снег.
- С Новым годом, брателло!
Штемп усмехнулся и побежал к девятке с Хмурым за рулем. Через несколько секунд в тихом дворе только снег крупными хлопьями падал на удивленное лицо мужчины и засыпал недавние следы.
За городом свернули к лесу. Вскоре Хмурый остановил машину.
- Хмурый, что за место такое Граф выбрал для встречи? Нельзя было в тепле где-нибудь.
- Приедет – спросишь у него.
- Ага, у него спросишь... Сам, с кого хочешь, спросит. Пойду, поссу, а то сейчас лопну.
Штемп выскочил из машины, с нетерпением расстегнул джинсы, и стал с удовольствием рисовать дымящимся желтым на белом снегу. Негромкий хлопок не дал закончить рисунок и Штемп упал лицом в собственную мочу, пачкая снег теперь еще и кровью.
Хмурый убрал ствол, поднял труп и потащил к машине. Усадил его за руль, потом достал из багажника канистру с бензином, облил жмура, машину, канистру бросил в салон. Отошел подальше и чиркнул спичкой.

- Что Хмурый, замерз? А что у машины не погрелся? Ха-ха! Садись, поехали.
- Подмерз слегка. Здорово, Граф.
- Здорово. Штемп все путем сделал?
- Нормально. А зачем валить его надо было?
- А тебе не похрен? Ты ж никогда не интересовался раньше.
Хмурый не ответил. До города ехали молча.
- Что-то ты уставший сегодня какой-то. Стареешь. Штемпа что ли жалко? Крыса он был.
- Крыса… Мыши мы…
- Что? Не понял.
- Ничего. Останови здесь, в зоомагазин зайду. Дочка просила мыша ей подарить.
- Мышь? Слово «мышь», Хмурый, женского рода.
- Да? А если пацан. Ну, в смысле, самец?
- Самец? Хрен его знает. Да что с тобой вообще, Хмурый?!
- Ничего. В порядке я. Давай, Граф.
- Давай, братан.
Хмурый протянул для прощания правую руку с обрубком мизинца, грустно улыбнулся и зашагал в сторону магазина. Вдруг гудок сигнала остановил его и заставил повернуться. Тонированное стекло джипа медленно опустилось вниз.
- Совсем забыл. С праздником тебя, Хмурый! С Новым годом! До завтра.

 

 

Как маленькие инопланетные твари поссорили Васю Пупкина и Василия Абармотова

Не, ну, все всегда знали, что Вася Пупкин долбойоп.
Но не знали только, до какой собственно степени.
А всю глубину этой долбойопской степени недавно суждено было узнать его тёзке Абармотову. Но за знание это заплатить пришлось ему дружбой. Что, возможно, и к лучшему. Ибо долбоёбство – вещь заразная, почище мандавошек.

Прибегает недавно – еще зима не началась - Пупкин к Абармотову домой весь на нервах –башка трясется, глаза круглые и блестят нездорово, как у Жериновского. Словно только что обосрался в президиуме.
Правда, две бутылки водки притаранил. Обе литровые.
Сели на кухне. Накатили по сотке. А у Пупкина стопарь в руке ходуном ходит – весь стол водкой окропил.
- Ну, ты чего? Белой горячкой заболел что ли? – не выдержал такого издевательства над продуктом мозга Менделеева Абармотов.
- Да, лучше б я трижды белой горячкой заболел! И то приятней! – рубанул в сердцах  Пупкин и злобно улькнул остатки водки в свою горловину.
- Да  что случилось-то?
Пупкин неспеша раскурил сигарету с четвёртой спички, немного успокоился и начал повествовать:
- Пошёл я в прошедшую пятницу на пляж. Водки в смысле на лоне природы выпить. Газету свежую купил, чтобы просветить своё самообразование. Да и подстелить.  Полбатона хлеба взял да колбасы краковской кольцо. Ну, и водки, естественно. Литр Смирнова  дагестанского розливу. Ну, чтоб не покидать место дислокации. А сейчас ведь депутаты запретили культурно отдыхать - уже и водки на девственной природе не выпить. Сядешь, откупорить не успеешь - сейчас же какой-нибудь мусор внутренних органов подлетит с алчной мордой «в апщественном месте распиваете, гражданин?!». Поэтому я укрылся на краю пляжа в кустиках. Народу практически  никого. Какой добоёб, нахуй, в ноябре загорать попрётся при нулевой температуре, разве что какой хуй моржовый. Но таких к счастью, кроме меня, не было в окружающей обстановке. И вездесущих  вездепьюших алкоголиков тоже не было. Хоть и пятница. Ну, может, потому что дождик моросил. Вот  в этом повезло, можно сказать. В смысле, что никто не мешал культурно  услаждать свою харизьму  впечатлениями природы родного края. Только я согрелся – пару-другую-третью стопок принял в душу, слышу из-за полуобветшалого куста жимолости стон вроде б  какой-то идёт.
- Ебутся! Или пьяный? Или кто по башке трахнутый хулиганами стонет?
- Да погоди ты! Я и сам сперва так подумал, вооружился бутылкой, заглянул за соседний куст, а там – картина Малевича маслом: баба валятся на кожаном пальте, будто в глубокой задумчивости – правая рука у виска. Такая довольно ничего из себя миловидная. Волосы такие золотистые на голове. По траве так разбросаны живопиздно. По бокам шесть  бутылок «девятки» тоже валяются в хаотическом порядке. Сама особь женской наружности  то ли в платье каком-то кружевном, то ли прям в сорочке красной… Резинки чулочков ажурные видно. А трусов наоборот… не видно.
- Ты что ей подол что ли задрал?
- Да, нет, я ж говорю – она так живописно лежит, что её женская  пизда, вся как на ладоне! Эротично  поросшая рыжеватыми кудрявыми волосиками.
- Ну, давай-давай дальше! – нетерпеливо  погнал Абармотов, быстро опрокинув очередной стопарь. – Значит, смотрит на тебя заросшая рыжая пиздища, ну, а ты?
- Ну, а я, как культурный человек, подошел поближе, чтоб разглядеть… не плохо ли человеку… в смысле анатомического здоровья … и потом, конечно, вежливо кашлянул «кха-кха». Ну, чтобы неназойливо внимание привлечь. Она на звук только головой мотанула из стороны в сторону, словно «нет» - говорит -  «помощь не нужна». А сама ноль эмоций.
- Ну, и тут ты ей, конечно, засадил?!
- Ну, ты,  блядь, подонок! Ну, ничего святого! Тут человек без чувств лежит, может быть, даже в летальном исходе, а он «засадил-засадил»! Нет. Я подошел, наклонился, смотрю девка живая-здоровая, только пьяная малость. Ву смерть, можно сказать. На морду ничего такая. Помада такая яркая… фиолетовая. По всему еблищу размазана. И главное пахнет приятно – какими-то духами сладкими, аппетитными, может, даже той самой «шинелью номер пять» …  и «девяткой». И сама такая беззащитная, трогательная. Ну, я её за грудь потрогал, потряс - «Вам плохо?»,  говорю. А грудь-то у неё такая, блядь, живая, на редкость приятная, размера, наверное, третьего, а то и четвёртого – в руке не умещается… Сосок такой коричневый, такой  крупный  крепкий…
- А сосок-то ты как через платье разглядел? Колись,  псевдоинтеллигент херов!
- Да. Я же говорю, платье довольно кружевное… - зарделся пойманный за живое Пупкин и после двухсекундной раскаянной паузы смиренно сознался. – Да я ей платье её это или сорочку –  хуй пойми - прям на морду задрал. И это даже пригодилось. Впоследствии.
Абармотов совершенно бестактно заржал:
- Вот он фарисей в чистом виде!
Неблагозвучное еврейское имя  Фарисей  в применении к нему, а главное тон, больно  задели Пупкина, но он, нервно хлобыстнув очередной стопарь,  спокойно продолжил повествование, не подав виду, как ему неприятно такое слышать от лучшего друга:
- А задрал я платье только на случай прямого массажа сердца. И искусственного дыхания. В экстренном медицинском случае! – поспешно уточнил Пупкин  и продолжил под издевательское  сопение приятеля. – Баба при  теле – всё при всём. Грудь, как я говорил, очень возбудительная на ощупь. Ножки в чулочках.  Даже серьга в пупке для симуляции! И губки - такие розовенькие… аккуратные … выглядывают.
- Ну, давай, не томи – засадил-таки?
- Засадил – с тяжким  вздохом чистосердечно признался Вася Пупкин. – Но не грубо, не по-хамски - перед этим я спросил, как её зовут, и  выпить предложил. Но даже это моё  шикарное предложение не привело её в сознание – она снова так головой мотанула – типа «не хочу». Ну, чего ещё бабе надо для полного счастья – раз даже выпить отказывается? Раздвинул я ей ноги в чулочках… губы раздвинул… И вдул!
- Ну! Ну! – Сладострастно сглотнув слюну, потребовал подробностей Абармотов. – Молодец! И?
Польщённый завистливым вниманием Пупкин гордо закончил:
- Ну, значит, вдул я ей по самые бакенбарды и так её отработал, что она кончила три  раза без памяти! А в конце её ещё и вырвало от переизбытка чувственных впечатлений. Видать я ей на желудок головкой хуя  надавил. И хорошо, что я подол её ей на харю завернул, а то бы и меня уделала. Ну, потом я всё снова поправил, как было. А сверху её вместе со всей малохудожественной блевотиной красиво газеткой прикрыл. Свежей. Цветной. «Спид-инфо»… От посторонних, так сказать, нескромных глаз…
- Постой, а ты чего её без гандона ебал? – услышав нездоровое слово, очнулся Абармотов.
- Да откуда у меня на пляже гандон, я ж купаться не собирался? – поразился глупости Абармотова  Пупкин. - Да это всё хуйня… Я хуй водкой сполоснул, вообще-то…
- Ну, ты даёшь! Трипперы-хуиперы, согласен, хуйня! Даже вот сифак…хуй с им! Но СПИД ни разу не лечится, говорят! Не боишься? – разволновался Абармотов,  на всякий случай  отодвигаясь на табурете  подальше от приятеля. Подумав, он подобрал свой стопарь со стола и выдал неприятное предположение. – Так  какую  ты хуйню на конец намотал?
-  Да я же говорю – я хуй водкой помыл! Так что здесь я спокоен.- хорохорился маньяк-любитель. -  А потом, как говорится,  волков бояться…
- Ага, баб не ебать!
- Согласен, с гандоном спокойнее, но есть маленькие нюансы, которым гандон не помеха, и называются  эти маленькие нюансы  мандавошками! И это меня сильно беспокоит!  Сука блядская! – взвизгнул вдруг Пупкин. – Зараза! Ты сначала манадвошек выведи, сука, а потом уже валяйся на пляже без сознания, как проститутка! Пизда нечёсанная!
- Всего лишь мандавошки… подумаешь, инопланетное зло! Да, чего ты так нервничаешь? Говно вопрос – сходи в аптеку, да купи какое-нибудь средство – и вся хуйня – успокоил  друга Абармотов, а про себя подумал, что надо будет потом табуретку, на которой Пупкин ёрзал, одеколоном или бензином обработать на всякий пожарный.
- Да эти ёбаные паразиты для меня противней  всего! Хуже всякого инопланетного зла! Хуже всяких пришельцев! – Пупкин брезгливо передернул плечами, не в силах вернуть себе философское расположение духа. - Они и есть инопланетные злобные твари на моём непорочном теле! Сегодня только разглядел, кто мне всё моё причинное достоинство и гордость мужчины  расчесал до крови… - Пупкин повысил голос до истерического визга.  - Суки кровососные! Они пока ещё скачут, а потом они бесконечно расплодятся в своём потомстве, потом всосутся мне под кожу своими алчными хоботками, а потом по сосудам проберутся в мой непорочный мозг, и я умру от овечьей вертячки! – распалил не на шутку свою фантазию  доморощенный эС. Кинг.
- Да сходи ты в аптеку и весь пездос! – поддерживал, как мог, Абармотов, при этом тайно морщась: «Да чего он так себя распаляет какими-то, блядь, вертячками, овцеёб хуев!»
- Да какие теперь аптеки?! – возопил невменяемый мандавошконосец. - Одна коммерция – им бы лишь у  смертельно больного человека последние деньги вытащить! А какие сейчас лекарства?! Ты телевизор смотришь? В лучшем случае какого-нибудь  говна в таблетки напихают, а в худшем вообще яду! Будешь лечить своих мандавошек, а сам  заработаешь какой-нибудь… псориаз или сибирскую чумку. Я вот где-то я краем нюха  слышал, что лучшее средство от этих тварей – керосин! Народное – самое верное. Только нынче керосиновых лавок-то нету!  И я вот пришёл у тебя спросить, нет ли у тебя оного керосину! Для обоюдно известной нам цели.
«Да, надо будет керосином табуретку обтереть потом. И всю кухню что ли напидорасить керосином…» - подумал Абармотов, а вслух сказал:
- Есть тут у меня пара литров авиационного керосина. Очень кстати. На балконе. То ли керосина, то ли бензина. Хуй я уже помню, чего там спиздил с завода. Ща я тебе с пол-литры отолью.
- На, держи свой керосин! А чего там с ним делать-то надо? Поймать каждую мандавошку  и напоить керосином? – возвратившись с балкона с бутылкой прозрачной жидкости,  ехидно поинтересовался Абармотов.
- Ну, как чего! Надо обмазать всё вокруг керосином, укутать всё газетой, чтобы эти хищники ёбаные раньше времени не разбежались … ну, трусы там, штаны сверху и посидеть так пару часов, а лучше все шесть. Пока эти пидорасы не сдохнут, как бешенные собаки.
И тут Абармотов навсегда потерял друга:
- Ага, и будут твои мандавошки смирно сидеть в керосине и газету почитывать – ага, «Спид-Инфо», пока подковки не откинут …А я  вот слышал, что вернее, да и быстрее, если намазать всё керосином  и поджечь! Так эти пидорасы инородные враз скукошутся. – Ну, тупо пошутил. Хуле - водка в голове бродит-колобродит - за рассказом незаметно злоупотребили почитай все два  литра на двоих.
Пошути да и забыл тут же. Потому что срубило. А у Пупкина-то столько же  водки в голове бродит-колобродит, а сам-то он, как мы тут упоминали, далбайоп и мудак  редкостный, хоть и косит периодически своей речью под младшего научного члена-корреспондента долбойопских наук. И  не срубило его, кстати. Потому, что долбойоп и мудак. Видать так у них голова устроена -  для неприятностей на противополжопную оконечность.

В завершении от себя добавлю, что навещать опалённого Пупкина в больнице Абармотов не решился. Жареный хуй - это вам не белая горячка.

xxx. Тока што (с бутылкой…  кирасину? А вот хуй вам!)

18-01-2010, 09:02
/
просмотров: 1707
/
комментариев: 0

Если вам понравился пост - поделитесь с друзьями в социальных сетях.

  • Нравится




Идиотские супергерои
Идиотские супергерои
Америкосы как всегда страдают. По моему ничего прикольного  вэтих костюмах супергероев нет и близко
Супер прически 2010 года
Супер прически 2010 года
Вот это я понимаю прически. Зашибись!
Не осилили конспект
Не осилили конспект
Зачитались конспектом и заснули тут же. Бедные студенты...  
Мясо давай!
Мясо давай!
Где мясо? Мясо давай!
Поезд снегоход
Поезд снегоход
Машинист думал, что прорвется сквозь завалы, но ошибся )))
comments powered by Disqus
Подняться вверх